Herby – витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Собранные примеры

Чтобы Вы поняли, как поколение за поколением передает свои характерные черты последующим поколениям, приведу один развернутый пример, предлагающий пищу для размышления. Большое спасибо женщине, которая позволила обнародовать свою жизнь во имя помощи другим — ради учения. Это далось ей нелегко. «Чтобы по крайней мере на моей глупости учились другие», — сказала она, борясь со слезами. Такой человек непременно излечится от какой угодно болезни.

Эта женщина — человек бойцовского типа, сильный своими хорошими и плохими сторонами. Мудрость прощения давалась ей с трудом, но она прилежно училась.

Чтобы Вам было легче сориентироваться, приведем имена действующих лиц.

С — сын

Ж — женщина, мать сына

МЖ — мать женщины, бабушка сына по материнской линии

БЖ — бабушка женщины по материнской линии

ДЖ — дедушка женщины по материнской линии

ОЖ — отец женщины, дедушка сына по материнской линии

БЖО — бабушка женщины по отцу

ДЖО — дедушка женщины по отцу

М — муж женщины, отец сына

ММ — мать мужа, бабушка сына по отцу

ОМ — отец мужа, дедушка сына по отцу

Д — дочь

Сын — С — пришел лечиться от алкоголизма. Его мать — Ж — переживала жизненный кризис. Она пребывала в духовных исканиях, шла напролом через препоны и рогатки.

Эта женщина — мать сына — была мужененавистница, которая в то же время жаждала мужской любви. Любовь и ненависть сосуществуют во всех людях, но когда ненависть непомерно возрастает, она истребляет любовь. Человеческая жизнь трудна и изнурительна, чтобы достигнутые ценности ценились бы больше. Человек должен сознательно беречь и взращивать свою любовь.

Мать не возражала мне, но прощать не захотела. Слишком большой казалась ей несправедливость, причиненная сыном и мужем. Я почувствовала приближение опасности и предупредила мать, но та меня не поняла.

Прошло три недели. У матери возникла серьезная глазная болезнь — глаукома. За свою жизнь женщине пришлось столько насмотреться на всякую гадость, что глаз решил ей помочь не видеть, поскольку иначе, по-умному, женщина не умела. Теперь женщина согласилась, что в ней сидит злоба на мужской пол.

Человек живет для себя. Эта мать была со мной не согласна — она живет для детей. Так говорят все матери и попробуй докажи обратное — обидятся. Теперь эта мать вспомнила мои слова как истину, которую ранее не могла осознать.

Человек делает другим добро, потому что так лучше ему самому.

Родители женщины:

ОЖ — отец женщины — выбрал сравнительно светлую дорогу, но не солнечную. Дорога по сути обманчива; погода словно смеется иронически. Мужчина будто бы идет по своей дороге и не идет. В нем сидит злобная ирония. Он никогда и ничего никому не прощает. Он не понимает, что из-за своего постоянного иронизирования над жизнью, своей постоянной агрессивности ему во всем мерещится опасность. Напряженность от состояния самозащиты не позволяет ему идти своей дорогой. Он не знает, что дух, который не движется, уничтожается. Он одновременно стремится вперед и отступает назад, поскольку не знает, откуда ждать удара. Видя во всем плохое, не замечает, что тем самым притягивает плохое. Такой мужчина не может не вызывать к себе ненависти. Ему необходимо, чтобы его ненавидели. Он провоцирует насилие, чтобы потом против него бороться. Это — человек, крайне негативно относящийся к жизни.

МЖ — мать женщины — идет своей дорогой, не спуская глаз с мужа. На вид она женщина смелая и сильная, но в душе ждет какой-либо подлости от мужа. Она знает, что не готова к неожиданной подлости. Она вынуждена пребывать в постоянном напряжении, устает и унижается. Так они идут и все больше начинают друг друга ненавидеть, ибо муж не выносит робких и покорных.

Ж — их ребенок, т. е. сама женщина — на этой дороге, словно разочарованный, потерявший надежду человек, который видит, что ни в одном из родителей не найти опоры. Мать ближе по душе, но ее слабость дочери не нравится. Хотелось бы сломать несгибаемую натуру отца, хотелось бы истребить плохое. Она не понимает, что тем самым увеличивает плохое. Презирает своего отца. Вступает в жизнь, презирая и ненавидя мужчин.

Родители отца женщины — ОЖ, этого крайне негативного человека:

ДЖО — дед женщины — был человеком со светлой дорогой, но в жизни очень мягкий и бесхребетный. Мужчина, который занимался мелкими поделками, мастерил что-то, хотел ощутить радость от труда своих рук. Ему было приятно ощущать, что жена подталкивает его сзади, вынуждает к действию. Самостоятельно по своей дороге идти не мог.

БЖО — его жена — была честолюбивая женщина, которой требовалось одобрение и уважение других. Она не понимала, что желание выделиться происходит от нереализованной личности. Она была неплохим человеком, но ее ожесточили несбыточные мечты.

ОЖ — их ребенок на той дороге — знал, что жизнью должен руководить мужчина, а не женщина, В нем возникло отвращение к женщине, которая понукает мужчиной, и в то же время неприязнь к мужчинам с мягким характером. Он знал, что никогда сам таким мужчиной не станет. Его презрение выросло в недоброжелательность к стоящим на месте. Он стал прямой противоположностью отца, поскольку отец был мужчиной с чрезвычайно мягким душевным складом.

Родители жены этого крайне негативного мужчины — МЖ:

ДЖ — отец — очень спокойный человек: все устроится. Он не препятствовал течению жизни, и жизнь текла, и все улаживалось как бы само собой. Когда он спал, не зная печали, жизнь образовывалась сама собой. А если ничего не получалось, то тоже не велика беда. Его несло вперед по жизненной дороге, как по волшебству. Был он ленив, любил удобства, но неряхой не был. Когда выполнял работу, то аккуратно. У него был особый дар к размышлению. Когда он спал, то как бы и не спал, а размышлял, в этом и заключалось его особое умение жить. Для него небо и земля составляли единое целое. Он ощущал жизнь во всей ее полноте, обдумывал до тонкостей и никогда не делал лишних движений.

БЖ — его жена — была непоседливая, но беспомощная. Из ее задумок ничего особенного не получалось. Но ей представлялось, что, будь муж резвым бегуном, то все наладилось бы. Она была словно ведьма с клюкой, которая все ходила, ругалась и принуждала, однако не замечала безрезультатности своей деятельности. С виду она казалась злой, но по натуре была доброжелательна, и ее ругань ничуть не задевала ее мужа. Тем самым она демонстрировала деревне заботу об укладе жизни в семье.

МЖ — их ребенок — при виде такой жизни обозлилась. Она видела, что клюка матери никого не пугает. Она видела положительность своего отца. Жизнь родителей казалась ей фальшивым спектаклем, разыгрываемым для других. Она нуждалась в максимальной искренности, что было правильно и понятно.

Это были зарисовки из родословной женщины. Теперь еще дух ее сына, или отец — М, душа сына, или сама мать — Ж, и сын — С, который поборол тягу к алкоголю.

М — отец сына — выбрал для своего ребенка ослепительно золотую дорогу, сам же хотел с этой дороги уйти. Он чувствовал, что слишком черен и не вписывается туда — человек склонен к самоуничижению. Он хотел сделать жизнь очень хорошей. По обочине дороги он шагал не потому, что стеснялся самого себя, а чтобы не мешать сыну. Этот человек реально ощущал собственную негативность и не хотел, чтобы она повлияла на других. Края его дороги черны — в жизни его окружает негативность (выяснилось, что мужчина — полицейский), но на свою дорогу он ее не пускает. Он — человек, способный к борьбе, расчистивший дорогу жизни для своего ребенка.

Ж — мать сына, или главная фигура настоящего примера, ослеплена золотым солнечным свечением, исходящим от идущего впереди мужа, однако испытывает недовольство. В ее душе таится злоба на своего отца, а тут еще это ослепительное солнце. Из-за этого она не может делать то, для чего явилась на этот свет — мешает позитивность мужа. Она явилась отомстить, но плохо видит и хотела бы отомстить также и за это. Она не понимает хорошего и плохого. Не умеет видеть того, что у ней на дороге, но видит то, что рядом с дорогой, но это уже деяния мужа. Она не понимает даже, против чего борется. Это — несгибаемый дух ее отца.

С — ребенок — хочет перерасти все земное так, чтобы ногами стоять на земле, а головой упираться в небо: чтобы стать высоким и обозревать все это, подобно склонившейся иве. Он хочет нагнуться и со стороны солнца смотреть этим двоим людям в лицо. К сожалению, человеку не дано быть таким высоким, чтобы обозревать жизнь сверху. Он не верит тому, что видит за спиной. Не хочет верить в плохое своих родителей, однако видит, что родители состоят между собой в необъяснимо неверных отношениях. Между родителями сгущаются тучи. У сына в душе очень тяжелые и смешанные чувства из-за взаимоотношений между родителями.

Наконец еще родители отца сына — М, выбравшие золотую дорогу.

ММ — мать — оплакивающая потерю мужа женщина, которая не видит в своем сыне мужчину, способного защитить ее от любой беды. Ее жизнь — бесконечное оплакивание покойного мужа, и она не замечает, что сын ждет, чтобы мать приняла от него поддержку. У сына — М — возникает ощущение, что женщины не понимают его, и он должен продемонстрировать нечто контрастное, что бросилось бы в глаза, чтобы быть замеченным матерью. Он вбирает в себя идеализированную золотую сущность отца и отцовские жизненные трудности, словно черные могилы на обочине дороги. Так он приходит в золотом и черном, чтобы снискать внимание женщин, но поскольку он не получил учения от физического отца, то боится, что не сумеет вести себя с женщинами. Общаться он умеет с мужчинами. Так в жизни и получилось — жена не понимает его до сих пор.

ОМ — рано умерший муж.

Если Вы читали внимательно, то увидели, как люди навлекают на себя жизненные уроки и как вместо того, чтобы усвоить их быстро и по-мудрому, начинают их усваивать через страдания, накапливая стрессы. Хорошо зная свою родословную, мы можем во многом себе помочь. Кто ее не знает, тому труднее.

Прочтя это, кое-кто может возразить, что тогда все дети из одной семьи должны быть одинаковыми.

Каждый ребенок является из своей прежней жизни, где им получен совсем иной жизненный опыт. У нынешних родителей он приходит научиться тому, что ему нужно. Ведь родители имеют не только те черты характера, через посредство которых хотел выучиться предыдущий ребенок. Да и дети не рождаются одновременно.

Чтобы стало понятнее, остановлюсь на сущности духа дочери этой женщины (Д) — выбравшего золотую дорогу мужчины, и ее души — собственно матери.

Д — ребенок — видит идеализированную картину с золотым мужчиной — М, который уходит. Это видение похоже на брата. Со все возрастающим страхом и печалью она наблюдает за уходом отца. В создавшейся ситуации она начинает истерически метаться, крушить, едва не калеча себя, но до отца не дотянуться и его не удержать. Она видит, что единственный, кто мог бы удержать отца, — это мать, но мать стоит с равнодушным лицом, как монумент. Ребенок не в состоянии понять этого. Дочь знает, что если мужчина исчезнет с горизонта, то под монументом обвалится земля. Безумный страх дочери потерять отца — мужчину — перерастает в страх потерять и мать. Из дочери вырастает все более злобная истеричка, которая таким образом пытается исправить положение. Она не понимает, что страхом приближает распад своей семьи. В своей панической злобе она не видит, что губит все, даже собственных детей, ибо страх лишиться мужа выходил за границы ее понимания.

Выяснилось, что семья дочери распалась-таки очень неожиданно и с шумным скандалом.

Женщины не знают, что МУЖЧИНЫ испытывают унижение и раздражение, когда им приходится попрошайничеством вымаливать по крохам любовь. Мужская горечь перерастает в злобу, передаваясь от одного поколения к другому, от отца к сыну. С подобным мужем женщине приходится несладко, но на то есть причины, поскольку сформировали женщину выкрутасы и страхи ее матери или бабушки.

Если бы каждый, как женщина, так и мужчина, освободил свои стрессы, то прекратилось бы взаимное истязание. Если муж и жена удосуживались бы иногда глядеть в глаза друг другу, да так, чтобы почувствовали в эту минуту откровения, как душа наполняется теплом понимания, то они поняли бы, что брак не предполагает требовать друг от друга, а давать друг другу, отчего дающий становится счастливым. И если время от времени они подкрепляли бы свои мысли и чувства словом, то семья была бы прочной. Тогда не пришлось бы говорить друг другу: «Докажи, тогда поверю!»

В этом марафоне, когда вещи душевного плана доказываются материально, человечество достигло края пропасти. Впереди две возможности: кто на небо — в духовность, кто в пропасть — на погибель. Кто ищет ошибку в себе, тот понимает поведение другого, и мир в семье восстанавливается. И душа детей останется здоровой.

Женщине из нашего примера выпало немалое испытание: ее сын-алкоголик, который, несмотря на свой недостаток, был добрым и с виду любящим, стал теперь обвинять мать. Хотя он и знал суть дела, но пораженные алкоголем клетки мозга были неспособны восстановиться в столь короткий срок. Поведение сына вызывало у нее моментальную депрессию. Былое высокомерие стало теперь терзать дух совсем иным уроком. Так наказывает жизнь. Этот ответный удар научил их обоих, но и последним он не останется.

Неумение вообразить свое тело иным вынуждает нас носить в себе тяжелый груз стрессов. Когда стресс освобождается, тело становится более легким, оно поднимается, возникает радость открытости. Лишь тогда приходит понимание того, что я пыталась объяснить человеку, и он уже не противится прощению.

Многие люди удивляются, почему их тело весит так много, тогда как другие люди того же роста, носящие одежду того же размера, гораздо легче? И почему у них болезни протекают долго и тяжело? Например, хотя бы грипп, который протекает у них с осложнениями, а у других проходит за неделю.

Чем сильнее у человека страх меня не любят, тем больше в нем накапливается всевозможных стрессов, которые он скрывает, не решаясь дать своей жизни правильное название. Будучи человеком хорошим, он говорит себе: «Но другому еще труднее». Глядишь, и сердце на время успокоилось. Это — самообман, который червячком точит душу.

Некоторые говорят: «Я знаю, что у меня так и должно быть. Я же не могу позволить себе все. Вы хотите сказать, что это плохо? Но ведь я совершенно спокоен. Я же все для себя разъяснил».

Нет, это не плохо, а плохо то, что стоит за словами, иначе Вы не болели бы. Свои истинные мысли и чаяния нужно признавать, а не переиначивать черное в белое.

Такой Человек (И ИХ МНОГО) Накапливает В Себе стрессы, отрицает их наличие и ищет разумное оправдание, чтобы успокоить себя. Он хочет быть хорошим — сдержанным, вежливым, нетребовательным, но в его деяниях нет легкости, радости и удовлетворения. В нем есть отречение и самопринуждение. Он — нормальный человек сегодняшнего дня. Вижу его строптивость, когда пытаюсь объяснить, что у него еще много стрессов, требующих освобождения.

Человек не может представить себе, сколько в нем вообще вмещается стрессов. Если кто-нибудь сумел бы назвать число имеющихся у него стрессов, это было бы замечательно! Его убеждения непоколебимы — я знаю, что у меня этих стрессов нет или уже нет.

Человек очень по-разному пытается успокоить свое сердце, не умея освободить стрессы. Он сравнивает себя с плохим человеком, богатым и злым, но не сравнивает с бедным, который еще злее. Первый испытывает страх разориться, если не вкалывать и дальше, и этот страх перерастает в злобу. Второй злится на тех, кто богат и не делится с ним своим состоянием. Чан бранится на котел, тогда как злость этого человека ждет высвобождения. Ждет и копит силу.

Этот человек односторонне усвоил истины:

— деньги — корень зла;

— богатство — это страшная вещь, которая рано или поздно погубит владельца;

— быть человеком заметным также плохо, пусть даже душа страдает от несостоявшегося самоутверждения, которое расшатывает нервы и раздувает страх меня не любят.

В своей жизни он выбрал золотую середину, чтобы не быть плохим. Он не в состоянии осознать, что это от страха меня не любят. Его небогатого любят ведь как богатые, так и бедные. Иметь этот стресс для него очень постыдно, и он говорит: «Я так не думаю!»

Милый мой, болезни нижней части тела говорят об обратном. Можно и вовсе перестать думать, но стрессы продолжают в Вас совершать свою работу. Мозг все же дан человеку, чтобы думать.

Всякий максимально скопившийся стресс вызывает в итоге злобу, сколько бы мы это ни скрывали и ни отрицали. Себя не обманешь даже при желании.

Если страх притягивает плохое, то злоба разрушает.

Разрушает все равно каким способом и все равно в какой части тела — будь то плохо заживающая рана, гнойные выделения (кашель, насморк, нарыв), переломы костей, размягчение костей, ревматическое уничтожение костей, разрывы кровеносных сосудов (кровоизлияние на поверхности тела или в полостях тела, инсульт, инфаркт) либо рак. Вариаций много, но принцип один — злоба уничтожает.

45-летний мужчина жалуется на боль и ограничение двигательных функций в локтевом суставе правой руки. Несмотря на компрессы и лечение мазью, боль не проходит, а, наоборот, усиливается. Сам он объясняет свой недуг непривычными строительными работами и ввинчиванием шурупов.

Будь это так, то перенапряжение мышц и сухожилий прошло бы за неделю.

Поясню: рука + правая сторона тела = связанный с женским полом страх меня не любят, что заставляет интенсивной работой выслуживать любовь. Рука воспротивилась такой работе. Рука работала бы охотно, если мужчина освободил бы стрессы, но мужчина упрямится — я же не жалуюсь на этот стресс, значит, его у меня нет.

Спорить я не собираюсь. Не хочет выздороветь, значит не хочет! У каждого человека есть право быть здоровым или больным, только больному следовало бы знать, что он излучает негативную энергию на свое окружение, и в первую очередь на семью. Рано или поздно это приводит к семейным конфликтам. От равновесия в семье зависит равновесие скелета детей, так что разумнее было бы начать думать.

Таз мужчины в развороте просел влево и назад. Он не мог и предположить, что начавшееся в детстве недомогание в коленях произошло и от этого. В доме господствовала мать, отец был подавлен и держался в тени. В жизни отсутствовало продвижение вперед, желания как матери, так и отца были больше, нежели возможности достичь желаемого. Отцовский страх меня не любят разрастался, и в пожилом возрасте отец стал все больше удивлять всех, включая себя, приступами раздражительности и злобы. Сын начал внутренне протестовать против всего этого, но от страха меня не любят держал язык за зубами. Всю жизнь ходил он молчаливым страдальцем. Урок ума ему не придал, дух сопротивления по отношению к матери (женскому полу) растет, а выслуживание любви продолжается так, что теперь тело отказывается подчиняться принуждению. А того, что любое принуждение есть злоба, мужчина не знает.

Протест является злобой, даже если она никогда не выражается в словах и в поступках.

Телу нужно, чтобы мужчина простил злобе и духу сопротивления, вызываемому в нем господством женщин. Телу нужно, чтобы простили главенству женщин и своему страху меня не любят. Реакция мужчины не заставила себя ждать: «Какой в этом толк, если все равно всякий раз, когда я прихожу к матери, опять что-нибудь случается. Опять что-то не в порядке или сломано! Опять Я должен это наладить. И так всегда, всегда...» Свое мнение он не считает преувеличением.

Страх, что все равно его опять заставят делать все против воли, порождает ситуацию, где ему дают этот страх испытать. Вспомним — остов есть отец, таз — семья. Костяк человеческого тела является самой элементарной системой рычагов.

Уравновешенный рычаг работает, как часовой механизм, даже при сильном перенапряжении мышцы, как правило, не болят. Но когда таз перекошен, то позвоночник уже не может стоять прямо — он либо искривляется, либо натянут как лук и выводит из равновесия и плечевой пояс. Это в свою очередь нарушает двигательные функции рук. Мышцы и сухожилия долго не выдерживают состояния неуравновешенного перенапряжения. Без приведения костяка в равновесие их нельзя вылечить полностью.

Мужчина обычно выбирает в жены женщину, похожую на мать. И этот мужчина не явился исключением. Даже если жена не такая, все же у мужчины уже сформировалась оценка. Мужчина, который наконец-то, в 45 лет, выкроил время между материнскими делами, чтобы заняться своей работой и выслужить любовь жены, теперь боится, что мать будет все больше претендовать на его помощь. Как ни вертись, но сил и времени не хватит. Все равно с ним никто не считается.

Так и случилось — иначе было бы против законов природы. И главный рабочий инструмент мужчины — рука — отказался работать. На помощь пришло тело, чтобы можно было с полным основанием сказать: «У меня болит рука, я не могу делать то, о чем вы просите».

Этот мужчина был хорошим человеком, работягой, но от его стараний было меньше пользы, чем он ожидал. Из-за чувства вины он испытывал постоянный страх, что им недовольны, да и сам он стал недоволен собой и другими. Страх перед требованиями, неудачами, увечьями притягивал именно то, чего он боялся. Он не знал закона природы, согласно которому подобное притягивает к себе подобное. Раздражение, сожаление и негодование усиливали депрессию.

Печень есть средоточие злобы и гнева. Начала давать о себе знать желтуха, возникшая в юности от страха перед злостью, но это недомогание мужчина объяснял неправильным питанием, хотя не мог не признать, что, когда понервничает больше обычного, начинает пошаливать печень. Свойственное эстонцам упрямство не позволило ему поначалу понять сущность своей болезни.

Упрямство воздействует на шею. У упрямого человека шейный отдел позвоночника выходит из равновесия, ущемляет нервы, и от острой боли шея становится неподвижной. Называют ли это шейным радикулитом или невралгией — какая разница! Причиной недуга является страх меня не любят + злоба из-за того, что не любят (т. е. не понимают, не заботятся, придираются и т. д.), что и вынуждает упрямца гнуть свою линию.

Разросшееся чувство вины вызвало злобу, которая из-за желания быть хорошим продолжала накапливаться. В итоге он уже и сам не понимал, что постоянно создает напряженность, тем, что беспричинно обвиняет других. Как известно, лучшая форма защиты — нападение. Семья, зная о его ранимой душе, все ему прощала, но испытываемый ею страх, что он снова примется обвинять, притягивал его обвинения. Круг замкнулся. Энергия всех оказалась выброшенной на ветер, на работу затрачивалось в несколько раз больше сил. Вместо того, чтобы общаться нормально или хотя бы раз учинить порядочную ссору, все, будучи хорошими людьми, щадили и пытались понять друг друга, не догадываясь о том, что нервозное биополе давно уже действует удушающе. Общение — великое, необходимое человеку умение, однако эстонец скован страхом меня не любят, боится сказать что-нибудь не так и потому предпочитает промолчать.

Доброта этого мужчины оказалась погребенной под грузом стрессов. Он не умел беречь свою любовь, безрассудно держал ее в заточении и надеялся, что ее сберегут другие. Он не понимал сущности любви, и жизнь научила его этому через страдания. Но хороший человек усваивает все, даже если он немного упрямый. Так и случилось. Скоро он уже учил других. Его убежденность была по-мужски разумной и логичной.

Хотя последний пример относился к мужчине, который хотел быть хорошим, в жизни гораздо типичнее мужчины, которые не хотят быть плохими. Такие мужчины не понимают, что их страх оказаться плохим делает их злыми.

Уравновешенная семья

уравновешенный таз

уравновешенный скелет

уравновешенные дух и душа

УРАВНОВЕШЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК

Подобный мужчина скоро становится конфликтным, ироничным по отношению к чужим ошибкам, въедливым тираном или несговорчивым учеником, который дальше своего носа не видит. Женщина, вышедшая за такого замуж, пришла преодолевать в этой жизни большие трудности и учиться преодолению больших препятствий.

Должна сказать, что мужчина становится злым, когда не может двигаться вперед по жизненной дороге. Движению препятствует отсутствие любви, а источник любви находится в сердце женщины. Мужчине необходимо впустить в себя эту любовь. Если мужчина не понимает, что в этом ему мешают его собственные стрессы, то он начинает выискивать врага, с которым нужно бороться. Такой человек обычно даже кичится своей воинственностью. Если у него ненароком случается перелом кости, и история эта слишком простая и банальная, то он станет приукрашивать ее вплоть до героического поступка. Он и слышать не хочет о том, что в нем засел страх меня не станут любить, если я не докажу свою удаль. Чем мужчина удалее, тем сильнее страх.

Такой мужчина боится плохого и постоянно готов к атаке, так как исходящее от других для него негативно. Зачастую подобный человек в предыдущей жизни был либо чрезвычайно великим страдальцем, который теперь пришел отомстить, либо причинял страдания другим и теперь вторую жизнь подряд испытывает в душе ненависть и во всех видит врагов. Чаша страданий в предыдущей его жизни не переполнилась.

Если ему сказать о ком-то, что тот хороший, то он начнет горячо протестовать. У него есть доказательство, что тот плохой. А если сказать о ком-то плохо, то он обозлится с первых же слов. Начнет хоть кулаками доказывать, что тот хороший. И ему было бы легче, если оппонент был бы под стать ему — горазд на слова и скор на руку. Озлобленный от страха человек не в состоянии мыслить, а спокойному, рассудительному человеку невозможно иметь с ним дело. Они говорят на разных языках.

Почему-то таких мужчин пригоняют на мои лекции их жены, и они непременно спрашивают примерно следующее: «Войны были всегда. Почему же Вы говорите, что лишь теперь люди стали плохими?» Сдерживаемое раздражение не дает им извлечь из моей беседы ничего иного.

Так спрашивает человек, которого злит то, что нашелся умник, желающий быть умнее остальных. Он имеет в виду меня, но сам не понимает того, что его протестующая душа перекрыла рассудительность. Он считает меня умной, но его злит то, что я — женщина. Он не сознает, что и это тоже является его стрессом. Не умея освободиться от страхов, он слишком долго прожил под верховенством женщин и теперь готов напасть на любую из них. Этот человек не понимает, что находится на пути к инсульту или инфаркту, и тогда ему придется держаться тише воды, ниже травы, ибо он не сможет о себе позаботиться. Я предупреждала таких мужчин, но они высокомерно обещали, что тогда они вздернут себя на суку. Но стоит лопнуть кровеносному сосуду, и высокомерия как не бывало. Жизнь вдруг сразу приобретает большую ценность.

Уж так в жизни заведено, что глупый учится на собственной шкуре и не видит, что другие учатся иначе. Он хочет и других учить в соответствии со своими убеждениями. Кто боится крикунов, у того уши должны иметь возможность слышать их крик. Кто ненавидит некий стиль жизни, тот должен иметь возможность познать его как душой, так и через телесную боль.

Самих их чаще всего учит страдание, а оно у них немалое — они ведь в своей жизни стремятся только к крайностям.

Уроком для нашей цивилизации является материализм. Материализм — это урок жажды наживы.

В первобытные времена человек шел убивать, чтобы добыть пропитание. А в дальнейшем — уже для того, чтобы добыть одежду, сколотить состояние и т. д. Маховик был запущен и до сих пор никак не остановится. Давно миновали времена, когда люди дрались из-за куска хлеба. Со временем войны стали проводиться все меньше ради собственного выживания и все больше ради уничтожения другого с тем, чтобы поживиться чужим добром, даже если его уже негде хранить. Злоба человечества возрастает пропорционально росту богатства.

Как же можно утверждать, что люди не стали хуже? Плохие и стали хуже.

Жизнь устроена так, что чем больше становится плохое, тем больше становится и хорошее, пусть даже оно не заметно. При возрастании крайностей наступает критическая черта, когда все превращается в свою противоположность. Плохое через разрушение рождает хорошее. В кризисе гибнут те, кто не умеет правильно мыслить, кто рвется в схватку с жизнью. Кто знаком с законами природы и использует их соответственно потребностям, тот пребудет вечно.

На. прием пришла молодая супружеская чета с ребенком, который родился после того, как супруги, обратившись к прощению, исправили свой образ мыслей. Результат лечения, если можно такое сказать об очень славном и исключительно спокойном ребенке, оказался на удивление удачным.

За те полтора часа, что мы с родителями углубленно постигали мудрость прощения соответственно приобретенным мною новым знаниям, этот разумный человечек ни разу нам не помешал. Сидя на коленях у матери, он успел между тем осмотреть на стенах все энергетические картины, надолго задерживая взгляд на каждой по очереди, даже если для этого ему приходилось оборачиваться назад. Не менее десяти минут он в глубокой задумчивости созерцал пламя свечи и еще десять минут — мою руку, посылающую энергию, из которой исходило большое пламя. Этому человечку было всего три месяца! Его мать, вынашивая ребенка, правильно с ним общалась и родила нормально. Этот ребенок.

должен был родиться смышленым.

У матери ребенка были некоторые страхи, которые ей внушили в ходе воспитания ребенка, и мы стали в них разбираться. Мы решили в первую очередь начать с обсуждения духа и души молодой матери, поскольку этого ранее не делали.

Сказала я примерно следующее: «Ваш дух— отец— словно убегает от кого-то, боится потерять свою свободу, но ощущает нехватку сил. Он делает последнюю попытку и вырывается ценой неимоверного усилия. Для него это не блажь, а жизненная потребность. Он уходит прочь».

«Мои мать с отцом разошлись», — сказала женщина.

«Ваша душа— мать— ведет себя беспокойно, подскакивает, словно укротитель дикой лошади, который сидит верхом и не замечает того, что лошади-то нет. У матери бешеная сила и страстное желание укротить этого некто по своей мерке. Она с такой силой стегает его по бокам, что у самой клацают зубы: непонятно, каким образом у нее вообще зубы не повыпадали».

«Как раз и повыпадали, и Вы сами скоро в этом убедитесь — она сидит в приемной», — сказала женщина с улыбкой.

«Ваше тело — словно сторонний наблюдатель, опершийся об изгородь, который решает, что так делать не годится. Из-за чрезмерной властности своей матери сами Вы, в полную противоположность ей, человек мягкий, но с постоянным испугом следите за мужем, поскольку не уверены в нем. Так как отец был у Вас склонен к крайностям, то мужа Вы выбрали с очень мягким характером. Отпустите свой страх, иначе он вымотает мужа. Он начнет ощущать, что жена ему не доверяет». При этих словах ее муж энергично закивал головой, ибо у него действительно разросся страх, что его не любят.

Когда спустя некоторое время в кабинет зашла мать женщины и раскрыла рот, то я была вынуждена признать, что зубы этой 53-летней женщины и в самом деле повыпадали в напористом галопе по жизни. И когда она пожаловалась на аритмию, от которой сердце время от времени пускалось в галоп, то картина стала полной. Признать свои ошибки она не захотела, ну да сердце эту промашку исправит.

Прощение исцеляет как душевные раны, так и телесные. Попробуйте начать с прощения своим родителям, а если не получится, тогда начните с прощения стрессам.

Пришла на прием женщина с ребенком, не достигшим годовалого возраста, у которого был врожденный порок сердца. То был редко встречающийся дефект между желудочками, выглядевший словно нанесенная ножом рана. Раствор овального отверстия по форме походил на лунный серп, но мать на мои слова запротестовала, так как врачи этого не продиагностировали.

В предыдущей жизни этот ребенок являлся предводителем шайки разбойников, который попытался утаить сокровища от своих, за что ему было нанесено смертельное ножевое ранение. В эту жизнь он пришел, чтобы отомстить. В нем уже сейчас сидит злоба. Его повадки — гневные вопли и порча игрушек — воспринимаются как грозное предупреждение.

Болезнь сердца является положительным моментом, ибо не позволит ему в будущем стать преступником. Можно ли его вообще вылечить? Можно, но при соблюдении определенных условий, а эти условия связаны с родителями.

Мать привела с собой также дочь-подростка, худую, согбенную от страха, с сильными очками. При их появлении в кабинете стало зябко, словно в помещении оказался айсберг — настолько сильна была негативная энергия матери.

В матери сидят страхи, но их перебивает агрессивность и властность. Властность, которая требует всего ото всех. Властность, которая видит ошибки других преувеличенными, но слепа перед своими собственными. Если бы это не был ребенок, родившийся из ее чрева, то обвинения в его адрес были бы на переднем плане. У нее настолько заблокирована голова, что до нее ничего не доходит, и она не может слушать, а обрывает меня на полуслове. Моя мысль до нее не доходит. С таким человеком можно вести только бесполезную словесную дуэль.

Люди, яростно защищающие самих себя, всегда испытывают сильное чувство вины, притом даже не видят, что их и не обвиняют вовсе. Все, что человек делает неправильно, откладывается у него в душе необъяснимым чувством вины, которое исчезнет, лишь когда вина будет искуплена = когда ошибка исправлена. Из разросшегося чувства вины вырастает злоба, и такой человек набрасывается даже на того, кто спешит к нему на помощь. Так оно и получилось.

Эта мать не поняла своих ошибок, даже слышать о них не хотела. В сущности ведь она хорошая и желает выздоровления ребенку. Может, начнет думать, тогда можно будет и помочь.

Подобное привлекает к себе подобное — ребенок с такой кармой и не мог родиться у иной матери.

Вторая дочь была словно запуганный мышонок. Она боялась всяческого проявления властности и господства, любого шума и крика, а к тому моменту уже и требовательного слова. Ее глаза еще до школы не захотели видеть того плохого, что было дома. Мать обвиняла врачей в том, что те не проверили зрение, как будто проверка выправила бы глаза и как будто врачи должны разъезжать повсюду и все время что-то проверять. Для этого ребенок выбрал себе мать, у которой найдется время заниматься ее глазами. В школе зрение стало еще хуже, поскольку она и впрямь притянула к себе сердитую требовательность учителей. Ее мать своим поведением по отношению к учителям лишь усугубила это. Если так пойдет и дальше, то скоро у этого ребенка начнет ухудшаться и слух.

В предыдущей жизни она сама причинила подобным же образом вред своим детям, который приходится теперь испытывать на себе. В этом и заключается суть жизненных уроков. Мать в своей предыдущей жизни была очень недоброжелательной, ее сильная энергия не раз достигала цели. В нынешней жизни ее бунтарство исказило целенаправленную недоброжелательность.

Это и есть те страдания, которые отрицаются протестующими. Они недовольны — почему человек обязан страдать? Почему жизнь не может быть хорошей? Зачем эти проповедники из секты New Age морочат людям головы, не дают жить спокойно?

Должно быть, Вам доводилось слышать подобные высказывания.

Испуганные, сердитые и неразумные существа были всегда, и до возникновения секты New Age. Но столько, сколько их сейчас, действительно давно не было. Если бы только люди прислушались к хорошему... Если бы они поняли, что то плохое, которое они видят, есть видимая часть большого целого. Большое хорошее остается в тени. Если бы они поняли, что когда видят хорошее, то на самом деле в тени осталось большое плохое. Такова правда жизни.

Что касается этой женщины, то сущность ее проблемы осталась без объяснения. Пришлось отправить ее домой, чтобы подумала на досуге. Невозможно лечить последствие, если не ликвидирована причина.