Herby – витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Школа страданий

Человек оценивает других в соответствии со своим характером и убеждениями. То, что мы говорим о другом человеке, раскрывает нашу сущность. Характер есть сумма жизненного опыта. Эта сумма включает в себя весь опыт предыдущих жизней и жизни нынешней. Все до мельчайшей эмоции берут начало из прошлого, они постоянно повторяются, пока человек не усвоит урока этой конкретной жизни. Обычно только максимальное страдание дает надежную жизненную мудрость, которая навсегда закрепляется в этом духе. Это есть та жизненная мудрость, которая дает душевный покой. Такому человеку данная проблема уже никогда не причинит боли. Так прошлое живет в настоящем и будет жить в будущем. Никто никуда не исчезает.

Всем известно, что иная житейская трудность повторяется чересчур часто. Это значит, что Вы не сделали вывода и не исправили ошибку. Жизненная трудность снова и снова является Вас учить. Вы не поняли, что неотвратимость жизни и есть Ваша свобода учиться и искупать плохое. Задайтесь в трудной ситуации вопросом: «Почему мне выпало это испытание, чему оно хочет меня научить?» И Вы, вероятно, почувствуете ответ Вашего тела.

К счастью, мы достигли такой стадии развития человечества, когда уже не нужно учиться через большие страдания, теперь возможно научиться освобождаться от плохого путем изменения своего образа мыслей. Кто учится через страдания, тот из каждого страдания извлекает жизненный опыт. Опыт — словно школьный урок, который в каждом последующем классе изучается все более углубленно, пока в итоге не достигнет завершенности. Этот предмет усвоен настолько, что в дальнейшей жизни послужит Вам живым учением, которое можно при необходимости использовать, не обращаясь к учебнику. Кто жизненной мудрости не усвоил, тот будет снова и снова бит жизнью. Подобное притягивает к себе подобное до тех пор, пока не обретется мудрость.

Часто спрашивают: «Что такое страдание?» Нас учили страдать, да и сейчас еще учат. Отвечаю: «Страдание— это урок глупых». Кто хочет быть умным, тот должен научиться думать, тогда он освободится от уроков страдания. Ему не придется выслушивать приказы, наставления, запреты, его не нужно будет наказывать или запугивать угрозами. Свободный человек делает все правильно. У него есть сила, воля и желание.

Я видела, как иной человек усваивает одну и ту же жизненную мудрость в течение многих жизней. Например, ему нужно освоить, как вести себя с достоинством. В одной жизни он был богатым, в другой — бедным, в третьей жил в горах, в четвертой — в долине. Он перебывал женщиной и мужчиной, образованным и необразованным. Но всегда унижался перед другими и не понимал, почему его унижают другие. Ему и сейчас страшно иметь чувство собственного достоинства, поскольку он воспринимает его как заносчивость и эгоизм. Теперь же этот стресс возрос у него настолько, что грозит его уничтожить. Придя в эту жизнь, он нашел похожих на себя родителей, чтобы через так называемые наследственные болезни наполнить чашу страданий и завершить урок.

У людей все же хватает ума не говорить о схожих жизненных трудностях, будто они — наследственные трудности. Однако здоровье есть зеркальное отражение жизненной трудности.

Когда человек ищет выхода, то духовные наставники направляют его к учителю мудрости прощения. И если этим учителем оказываюсь я, то учу его прощать своему страху меня не любят, поскольку стресс этот является источником других стрессов, учу прощать страху быть эгоистом, прощать страху, что меня не понимают правильно, отсутствию интереса к жизни, чувству бессмысленности, комплексу неполноценности, страху, что все равно ничего не исправить и т. д.

Многие люди вздыхают: «Почему меня раньше не научили таким премудростям ?!»

Во-первых, потому, что раньше человечество не было готово к восприятию этих мудростей. Во-вторых, потому, что Вы ведь сами ничего не предприняли для приближения к этим мудростям. А давать в принудительном порядке, даже если, по мнению дающего, дают лучшую вещь в мире, есть насилие, и его не приемлют. Если Вы сейчас вздохнули, то уже готовы к приему этих мудростей. Но Вы же знаете, сколько людей еще не готовы. Если теперь Вы начнете исправлять свой образ мыслей, то поможете отстающим.

Делая хорошее себе, Вы творите хорошее для всего человечества.

Так соответственно опыту предыдущих жизней, для обретения полной мудрости мы нуждаемся в еще большем опыте, из-за чего ищем и находим родителей, предоставляющих нам эти испытания. А также супруга, друзей, жизненные события.

Мы не умеем осознать потребностей своего духа и не знаем самих себя. Наш дух есть сгусток энергии, движущейся к совершенной мудрости. У духа есть потребность стать совершенным, однако совершенство — не только хорошее. Совершенство есть постоянно перемежающееся движение по синусоиде между хорошим и плохим. Дух желает получить именно те знания, что остались недополученными в предыдущих жизнях, и в этом заключается непоколебимая потребность любого духа.

Не спрашивайте: «Почему я должен столько страдать?» Вы сами, то есть дух, выбрали этот урок, но Ваш разум этого не помнит. Вместо того чтобы охать, изучите науку прощения.

Не спрашивайте: «Почему у другого жизнь хорошая?» Тот сам выбрал такую, сам возделывал полученную от родителей почву и сам вырос в сильное растение. Он сам так определил, нуждаясь в такой жизни. И у его жизни есть негативная сторона, но Вы ее не видите либо не можете разглядеть из-за потока собственных слез.

Даже в кругу близких подмечают у других хорошее, что вызывает раздражение, если самому плохо. Раздраженный человек не задумывается над своими мыслями, он видит лишь другого. Другой же, например, обращается с банальным вопросом: «Что тебе приготовить на обед?» Отупевший от материальных дел человек видит лишь озабоченное лицо, которое воспринимается как упрек, и начинает кричать: «Зачем ты это у меня спрашиваешь? (Как хотелось бы накричать на своего подчиненного.) Разве ты не видишь, что у меня и без того забот хватает! Ничего в жизни не смыслишь (кто-то нанес ему ту же обиду), тебе все только подавай, а я все делай!» И т. д. Характерный для полного ослепления разума крик еще долго не утихает. Так этот человек решает вопрос своей скопившейся негативности. Но разрешить его не может, так как изливает искомую злобу не там, где надо. Кто приносит домашние проблемы с собой на работу и изливает коллегам свои переживания, а также кто приносит домой рабочие проблемы, чтобы помучить домочадцев, особенно детей, тот не избавится от напряжения таким образом. Наоборот, он лишь усилит свою ошибку.

«Не кипятись, миленький, — должен бы сказать спросивший про обед, — твое чувство вины возросло до опасной черты. Ты не увидел в моем вопросе желания приготовить тебе, сегодня что-нибудь вкусненькое, чтобы развеять твои тревожные мысли. Отпусти чувство вины на свободу. Оно явилось научить тебя, что нет вины, а есть ошибки. Ты взвалил на себя слишком большой груз обязательств, слишком большую ответственность. Это же страшно — быть виноватым, если что-нибудь не удастся. Так можно быстро сдать.

Я прощаю тебе, что ты обрушился на меня со своим обвинением. Прости и ты меня за то, что я хотела слишком много лишнего. Прощаю себе, что вобрала в себя твои обвинения. Я и сама вобрала в себя излишние тревожные мысли, обязательства и чувство ответственности, а значит, страхи и чувство вины, которое теперь притягивает обвинение. Мой глаз тосковал о блеске золота, прости.

Чувство вины и обвинение! Спасибо, что заставили вовремя задуматься, прежде чем мы оба получили инфаркт».

Так бы и надо, но так думать не умеют. Конфликт завершается обидой, за которой следуют слезы одной стороны и гневный зубовный скрежет другой. Либо вспыхивает бессмысленная злобная ссора, когда болезненно прохаживаются по ошибкам другого, после чего чувство вины становится еще больше. Кто из них раньше заработает инфаркт, продолжая жизнь в том же духе, зависит от того, чья чаша страданий переполнится раньше. Лишь тогда противоположная сторона начинает каяться (винить себя) в том, что многое было сделано неправильно.

Другая часть людей даже тогда отворачивается равнодушно, оставляет пострадавшего на произвол судьбы и принимается искать новую сферу приложения сил. Так поступают те, для кого богатство перевешивает человеческие души. Для того, кто в жизни ищет только наслаждений, час расплаты наступит когда-нибудь позже — через то, что он почитает за наибольшую ценность — через богатство. Не прийти расплата не может.

Тот, кто считает постыдным и унизительным просить прощения у других, еще не знает, что дарование прощения облагораживает человека. Это значит, что прощающий поднимает через прощение свое достоинство.

Даже если душевная рана свежа и болезненна, дух человека готов к прощению. Дух получил урок, но прощение необходимо, чтобы осмыслить ситуацию умом, чтобы человек оставался человеком.

Легковесное извинение является младшей сестрой серьезного прощения. Но и осознанное извинение, идущее от души, может быть осознанием своей ошибки, и в этом случае оно действует освобождающе.

Просить прощения мы приучены с детства и делаем это легко, автоматически, не испытывая никаких обязательств. Прощение же есть весомая и серьезная работа, в которой есть святость, ощущаемая каждым на подсознательном уровне. Чем глубже уважение человека к жизни, тем серьезнее он относится к прощению. Прощение — святая работа. Часто бывает так, что человек вежливый, рассыпающийся в извинениях направо и налево, начинает сопротивляться прощению. Это сопротивление может быть столь велико, что, например, записавшийся на прием больной, который действительно нуждается в помощи, предпочтет болеть и дальше, но не станет исправлять свою ошибку прощением.

Извинение и прощение действуют как лекарство на душевную рану. Но просить прощения по принуждению, даже по собственному, есть насилие, вызывающее еще большую злобу и взращивающее мщение. Если Вы чувствуете, что не готовы прощать, то знайте, что Вам придется еще страдать, так как таким способом Вы учитесь. Постарайтесь относиться к страданию как к наставнику, который учит так, как Вы ему это позволяете. Когда Вы разберетесь в причине своего недуга, тогда откроетесь и для прощения.