Herby – витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

О прощении правильном и неправильном

«Посмотрите, правильно ли я прощаю?» — спрашивают у меня. «Неправильно, — приходится часто отвечать. — Вы простили матери и отцу для того, чтобы выздороветь. Когда же простите им для того, чтобы им стало хорошо, тогда будет правильно. Тогда и сами поправитесь».

В жизни так заведено, что дают только дающему, берущий остается ни с чем. Вы явились на этот свет, чтобы искупить плохое своих родителей. Простив родителям, Вы ликвидируете свой недостаток, делаете им добро, и Вам воздастся сторицей.

Также нужно прощать стрессам, вернее, просить у них прощения за то, что держите их в плену, и тогда они смогут развязаться. Если Вы пожелаете плохой мысли хорошего пути, то она пойдет по хорошему пути. Но если Вы, стиснув зубы, заставляете себя просить у нее прощения, то результата не будет. Не хватает Вашего добровольного желания.

Необходимо понять, что все мы приходим в эту жизнь для того, чтобы учиться. Учение — это осознание и освобождение препятствий.

Человек, стремящийся к легкой жизни, на самом деле не знает, чего он желает. Так называемая легкая жизнь — это дорога без преград. Радостная жизнь, жизнь без преград бывает только у идиота. Вы такой жизни хотите?

Чем больше человек жаждет легкой жизни, тем больше он притягивает к себе желаемое, пока его разум не деградирует до уровня идиота. Посмотрите на старых женщин, которые страдают от нарушения памяти, атеросклероза мозга, наконец, так называемым старческим маразмом — они получили то, чего жаждали. Жизнь уготовила им много преград, чтобы они научились испытывать радость от своих деяний и достижений, а они лишь вздыхают о своей золотой жизненной дороге, пока тело не предоставит им то, о чем они тоскуют. Теперь уже нет бед, поскольку нет памяти, которую мы именуем разумом. С мужчинами такое происходит реже.

Кто ожидает завтрашнего дня, невзирая на его трудности и особенно из-за его трудностей, у того ум сохраняет ясность до глубокой старости. Ни себя, ни других нельзя лишать трудностей, которые призваны испытать нас и вразумить. Человек, который хочет быть очень хорошим для других, который все делает за других сам и не дает другому приложить усилия, тот делает плохое, потому что лишает другого человека жизненного опыта. Спасибо ему не скажут. Если, например, ребенок хочет стать умным, то излишняя опека со стороны матери или отца вызывает у него злость, так как он не хочет стать в жизни идиотом. Родителям нужно это понять, а не считать ребенка неблагодарным.

Конечно, есть и ленивые, комфортные люди, которые с удовольствием позволяют прислуживать себе и которых ничуть не волнует торможение в развитии их разума. Тот, кто под личиной хорошего человека способствует подобному поглупению, будет наказан жизнью, ибо жизнь — это место приумножения мудрости. Жизнь не спрашивает, известно ли Вам, что такое хорошо и что — плохо, она лишь учит.

Бывают и сверхактивные люди, которые готовы на все ради продвижения в жизни. Гляжу на них, слушаю и удивляюсь тому, как такие люди занимаются прощением. Прощение должно быть свято, как сама жизнь, его на бегу не освоить. Прощение на скорую руку напоминает вежливое обещание, которое тут же забывается, когда хотят показать свой характер. От сердитого высокомерия прощение при всей его святости оказывается выброшенным на ветер. Бог видит, что этот человек не хочет меняться. К чему ему душевный покой, если нуждается он в материализме, в соревновании по бегу с препятствиями! Он хочет показать свою власть, чтобы блистать в ореоле почета. При этом он так правильно и с таким благоговением говорит о любви и прощении, что диву даешься, а в следующий миг принимается ругать того, кто не понял или не захотел понять его приказа. Будь то ребенок или подчиненный по работе — они не могут действовать правильно, ибо в противном случае властолюбец не сможет криком выплеснуть свою власть.

Властвовать можно по-разному, причем как над собой, так и над другими.

Пример из жизни.

Как-то раз лечила я мужчину с почечной недостаточностью, который очень красиво говорил о прощении и о том, как его самочувствие благодаря прощению улучшилось. Изменения в его теле, особенно в печени, были большие, однако недостаточные для существенного улучшения состояния.

Я сказала, что его вера в силу прощения слабая и слишком поверхностная, но он это отверг, поскольку, по его мнению, теория эта очень правильная, и он стал совершенно иначе понимать жизнь. Хороший был человек, вежливый. В следующую секунду он уже заговорил об имплантации почки. Мне не удалось втолковать ему, что почки излечились бы, если бы он вспомнил и освободил свои страхи, которые хотел преодолеть злобой, а также если прощением освободил бы себя от ожесточенной жизненной борьбы.

Он не понял, что для того, чтобы быть выше плохого, должно быть еще хуже, а чтобы быть выше страхов, нужно стать злым. На всякую несправедливость, которая доходила до него, он реагировал, словно пороховая бочка.

Однажды он пришел со своим десятилетним сыном. Вел себя мальчик послушно, очень тихо, сидел и слушал, что говорят отцу. Это был запуганный муштрой ребенок. Кстати, больше всего дети боятся смерти родителей. Я видела, насколько поверхностно отец слушал мою речь, предназначенную для его же исцеления, и почувствовала, что мои старания напрасны. Неожиданно мужчина устрашающе гаркнул: «Малец, слушай, что умные люди говорят, и учись, чтобы не наделать в жизни таких же ошибок!» Он не заметил, что в тот же миг разум сына отключился — грубый тон напугал и разозлил мальчика, он не смог принять добрый совет отца. Его воспитывали в атмосфере постоянного запугивания.

Мужчина понимал, что его собственная болезнь почек являлась плодом пережитых с детства страхов. Но не понимал того, что своего сына изводит так же, как изводили его самого. Не понимал, что его выздоровление послужило бы для сына наилучшим уроком усвоения духовных мудростей. Он приказал ребенку учиться на словах, а не на деле и не понял, что добился противоположного результата.

Он любил ребенка, а не самого себя. А тот, кто не умеет любить и уважать себя, тот не умеет любить и другого.

Жизнь должна быть движением по прямой. Жизненные принципы должны быть прямые и чистые — ясные, честные, искренние и без задней мысли. Прямой позвоночник является показателем представлений человека, которые в свою очередь берут начало от отца.

Каждый по-разному реагирует на препятствия, встречающиеся на жизненном пути.

Представьте себе, что человек идет по дороге и неожиданно перед ним возникает препятствие в виде горы. Реакция будет индивидуальная, и она характеризует убеждения человека.

Первый человек пугается, застывает на месте, впадает в отчаяние и боится идти вперед. Его жизнь останавливается. Рано или поздно он погибнет, поскольку жизненная энергия должна находиться в движении. Застой есть гибель. Свечу жизни задул страх.

Второй, недолго думая, бросается на штурм преграды. Собрав все силы, он залезает на вершину и затем спускается вниз, чтобы по-прежнему нестись дальше по жизненной дороге. Если же этот человек начинает анализировать свои достижения и замечает, что преодоленная дистанция неравноценна затраченным усилиям, то можно надеяться, что он задумается.

Третий видит в преграде врага. Он бросается в бой, чтобы уничтожить преграду, и не понимает, почему гора увеличивается в размерах, поскольку не знает, что взращивает в себе злобу. Он хоть и может уничтожить препятствие, но еще больше уничтожает себя. Его собственная гибель не обязательно видна сразу.

Четвертый человек считает себя умнее и находчивей либо беспомощней и несчастней, чем другие. Он прокрадывается мимо преграды и спешит снова попасть на свою дорогу. Тут же обнаруживает перед собой новое препятствие, и теперь требуется найти другой выход. Он начинает бегать вокруг препятствия, и ему некогда оглянуться назад, чтобы сделать вывод из достигнутого. Спешка для него — своего рода предмет чести и гордости, и он не замечает, что по жизненной дороге движется медленно. Чтобы увеличить скорость и обогнать других, человек все больше начинает комбинировать, использовать нечестные и кривые пути. Его жизненная дорога начинает вихлять, возрастает бессмысленная трата энергии, и искривление позвоночника отражает его жизненные принципы.

Пятый достигает препятствия и говорит себе: «Вот те раз! Ведь это показатель моей глупости. Я незаметно взрастил свой жизненный урок до таких размеров, что сам себе перегородил путь. Свои ошибки нужно исправлять самому».

Он обращается к препятствию: «Дорогой учитель, как бы тебя ни называли и откуда бы ты ни взялсяиз чувства вины, страха или злобы! Я прощаю тебя за то, что ты возник на моем пути. Я понимаю, что ты явился учить меня. Дорогой учитель, прости меня за то, что я до сих пор не усвоил твоего учения. Вместо того чтобы научиться и стать умнее, я превратил тебя в своего пленника и знай себе взращивал, пока тебе не пришлось послать мне в виде болезни сигнал о совершенных мною ошибках. Ты был как песчинка, а я насыпал на тебя все новые и новые песчинки и собственноручно превратил в гору. Прости, что я только теперь осознал свою ошибку. Дорогое тело! Прости меня за то, что своей невежественностью заставил тебя страдать». Так освобождается стресс, и проходит болезнь. Гора с его пути исчезает. Можно идти дальше.

Этот человек идет по своей жизненной дороге медленно, но зато спокойно и рассудительно. Останавливается, когда нужно обдумать что-то очень важное, поскольку он умеет применять жизненную мудрость на практике. В глазах спешащего и суетящегося он предстает ленивым счастливчиком, которому всегда везет. Спешащего это злит.

Между тем каждый человек волен сам выбирать, как ему двигаться по жизненной дороге. А также каждый способен сам прочувствовать силу своего прощения, и она может оказаться невероятно большой.

Приведу два примера, которые могут оказаться поучительными даже для самого материалистического человека.

Два примера из жизни.

Однажды после лекции подходит ко мне женщина, разворачивает кусочек марли, показывает маленький камешек, в котором я с первого взгляда не распознала желчный камень, и спрашивает: «Какая же это злоба?» Взглянула я на нее с удивлением уставшего человека, и она догадалась, что я ее не вспомнила.

Она пришла на прием после операции желчного пузыря и стала заниматься освобождением стрессов так, как я учила. Через пару недель она случайно открыла коробочку, где хранила свои драгоценные камешки, и с удивлением обнаружила, что камни полностью рассыпались. Остался лишь самый маленький. Женщина сразу сообразила, что причина распада извлеченных у нее камней заключалась в ее прощении злобам. Ее обуяло азартное желание освободиться от последней злобы, твердой, как камень, — она почувствовала в себе мощь; силы мысли. Когда она услышала, как эта злоба называется, то воскликнула: «Как это я сама не догадалась! Я же хорошо это помню!»

Неделю спустя за помощью обратилась другая женщина, у которой от желчных камней произошел разрыв желчного пузыря. Из-за осложнений ей было сделано две операции. Из-за рвоты женщина стремительно худела и от изнеможения едва держалась на ногах. Прощению она выучилась быстро, и, когда по прошествии недели пришла снова и я рассказала ей про случай с предыдущей женщиной, она понимающе произнесла: «Так вот почему мой большой круглый камень обратился в такие странные округлые мелкие камешки». Мне довелось видеть тот большой камень размерами два на три сантиметра — твердый-претвердый: чтобы раздробить его, потребовался бы большой молоток. Женщина эта много слышала о прощении и помогала себе, но, к сожалению, всегда лишь для того, чтобы затем вести свою жизненную борьбу еще безжалостнее. Камнем преткновения для нее всегда была чрезмерная властность ее матери, относившейся к бедам других людей, включая дочь, холодно и требовательно. Обоюдная борьба этих двух твердых камней привела обеих женщин к очень серьезной болезни.