Vitamins, Supplements, Sport Nutrition & Natural Health Products, Europe

Стресс — составная часть человеческого бытия

Все сущее имеет две стороны и мысль тоже. Чувство вины является хорошим, покуда оно не выходит за рамки чувства долга, которое движет человека вперед. Злоба есть хорошее до тех пор, пока из нее исходит сила для защиты жизни. Их называют положительными стрессами.

В каждодневной жизни мы привыкли за стресс считать негативность.

Страх меня не любят блокирует рассудительность. Человек теряет способность думать, и в нем развивается лавинообразная цепочка стресса — чувство вины перерастает в страстное желание, а оно, в свою очередь, в злобу, покуда не наступит гибель.

Чувство вины делает человека слабым и восприимчивым к плохому.

Страх притягивает плохое. Злоба уничтожает.

Чувство вины — это стресс сердца. Если человек сделал в жизни что-то неправильно, либо не сделал того, что требовалось, либо оставил неисправленной свою ошибку, то на душе у него возникает необъяснимое чувство вины. Если он не освободится от чувства вины, то навлечет на себя обвинение.

«Душа болит, на сердце тяжесть, хочется поохать, нечем дышать», — говорит такой человек. Это уже признак того, что чувство вины грузом лежит на сердце и кровообращение замедлилось.

В чем назначение крови?

Кровь питает клетки и поставляет остаточные продукты жизнедеятельности клеток в органы выделения. С замедлением кровообращения уменьшается как питание, так и очищение. Не получая питания, клетка умирает и должна быть выведена из тела. Поскольку кровоснабжение замедлено, то процесс этот затруднен. Тело начинает накапливать все большее количество шлаков. Можно лечить себя лучшими на свете лекарствами и очищающими организм природными продуктами либо быть вегетарианцем, но если чувство вины растет, то ничто не поможет.

Для наглядности приведу один пошлый пример: если нечистоты проходят по канализационной трубе быстро, то труба блестит, а если медленно, то она засоряется. Такова простая истина о сердечно-сосудистых заболеваниях и быстром увеличении их числа во всем мире.

Под гнетом вины человек испытывает усталость, слабость, уменьшение работоспособности, равнодушие к работе и жизни. Понижается устойчивость к напряжениям, перегрузкам, возникает болезнь. Пропадает интерес к жизни, жизнь лишается смысла, возникает депрессия. Теперь самое время появиться страху. Страх — это наиболее узнаваемый для человека стресс. Он является, как друг, чтобы предупредить: «Еще возможно что-то изменить. Еще возможно спастись от гибели».

Если и это игнорируется, то приходит злоба и начинает уничтожать. Как уже говорилось выше, злоба — стресс хитрый. Средством достижения кажущейся хорошей цели является злоба, которую злобой не называют.

«Я ненавижу эту жизнь, она приносит мне одни страдания. Все мои прекрасные планы пошли прахом», — сказала одна чрезвычайно сдержанная женщина. Она считала, что имеет право на все, что ей захочется. Ее муж, человек молодой, внезапно умер от инфаркта. А теперь от лейкоза умирал ее ребенок, единственная память о муже, ребенок, на которого женщина возлагала большие надежды.

Если человек хочет много получать, но не хочет ничего отдавать, то он остается без всего. Если женщина обвиняет мужа в том, что он неспособен прокормить семью и семью не любит, то кормилец исчезает вместе со своей любовью. Если от кого-то хотят только получать, то ничего не выходит — он просто-напросто уходит из семьи, а часто и из жизни. Теперь оставшийся в одиночестве потребитель может поучиться у жизни.

Постоянная борьба за власть — потребность быть выше другого, а также потребность быть лучше другого — начинается обычно с обвинения. Как Вы видели, обвиняют даже саму жизнь, не сознавая того, что это происходит от неверного мышления.

Человек все больше винит самого себя, Самобичевание поражает цель точнее всего, буквально по-снайперски, поскольку никто не знает мои слабые места лучше, чем я сам. Проблема эта касается по большей части мужчин, чей комплекс неполноценности не позволяет им самоутвердиться. Топя беды в алкоголе, они перебарщивают с дозировкой, и стремление сохранить собственное достоинство перерастает в эгоизм. Такой человек, независимо от своего имущественного положения, сводит жизнь к материальной обеспеченности. Так, оказавшись за одним столом, богач и бедняк могут топить в водке одинаковые горести и затем, не сговариваясь, отправиться каждый к себе домой, где будут придираться к жене и детям. Кто-то ведь должен быть виноват! Таким образом, одинаковый стресс заставляет вести себя одинаково даже людей с различным уровнем образования и зажиточности. Отсутствие жизненной мудрости вызывает желание разрушать. Чем выше занимаемое прежде человеком положение, тем ниже его падение.

В Эстонии 80% от числа самоубийств совершается мужчинами. В роли судьи для них выступило самобичевание. Они обвиняли себя в том, что не сумели дать жизни того, что жизнь от них требовала. Чья-то жажда наживы задула их жизненную свечу. Сумей они освободить чувство вины, то трагедия не произошла бы.

Обвинение является мощным подсознательным тактическим оружием. Противостоять ему спокойно, безболезненно может только человек, который отпустил чувство вины на свободу и испытывает душевный покой. Только такой человек может спокойно глядеть в глаза обвиняющему и следить за его мыслями. Мне часто пытаются доказать, что обвинение не западает в душу, что не возникает чувства вины, ибо я знаю, что ни в чем не виноват.

Если у Вас на глаза навернулись слезы или Вы рассердились, если удрученно произнесли: «ну как так можно», если задрожали от страха или испытали желание ударить или отплатить как-нибудь иначе, то в любом случае обвинение достигло цели. Признайтесь себе в этом, чтобы смогли простить страху и злобе против обвиняющих. Вы сами это к себе притягиваете. Ваше сердце просит о помощи. Если не признаетесь, то Вы уже начали усваивать урок через страдания.

Не отрицайте своих стрессов. Не говорите, что Вы достаточно здоровы и сильны, чтобы противостоять всем тяготам жизни. Может, Ваше сердце уже исчерпало свои ресурсы, и тогда достаточно резкой злобы, чтобы отправиться к праотцам.

Тот, кто обвиняет сознательно, подобен снайперу, который попадает точно в сердце и радуется при виде рухнувшего противника. Беспочвенное обвинение оказывает разрушительное воздействие. Оно может убить человека добросовестного, сердечного. В любой семейной ссоре обвинение является обычным орудием убийства.

Никогда не обвиняет тот, кто сам не испытывает чувства вины. Кто обвиняет больше всех, тот испытывает наибольшее чувство вины. Страх перед обвинением заставляет идти в наступление на другого. Обвиняющий ведь не знает, что за любое деяние ему воздастся вдвойне.

Государственная судебная система также строится на хорошо продуманном и веском обвинении. Если человеком вынесено еще из предыдущих жизней очень большое чувство вины, то в суде его легко обвинить и без вины. Кто виноват в этом несчастье? Пострадавший (сам того не зная) навлек на себя несчастье своим чувством вины, и судья (опять же сам того не зная) предоставил ему жизненный урок. Поэтому освободите свое чувство вины, тогда Вас не станут обвинять и Вы сами не станете никого обвинять. Никогда и нигде.

В суде наиболее трудная должность у обвинителя. Если беспристрастная объективность обвинителя оказывается во власти эмоций, то судебный процесс выбивается из колеи. Страдать приходится как преступнику, так и судьям. Кто свои ошибки признает, получает наказание полегче. Кто при этом остается честным перед самим собой, получает самое легкое наказание, что может остаться незаметным внешне, поскольку нам надо понять, что живем мы прежде всего для себя.

Обвинение может быть и совершенно иным. Например, человек упал и сильно ушибся либо его укусила собака. Жалостливый сочувствующий не знает, что подобные несчастья навлекаются злобой, и начинает причитать: «Ах ты бедный, несчастный, что они с тобой сделали! Могли бы отремонтировать дороги и посадить собак на цепь. Никому до старых людей дела нет. Да и мне тоже несладко...»

Подобное длящееся часами причитание не что иное, как выискивание виновных. Виноваты все, только не сам потерпевший.

Покуда виноваты все, царит полное согласие. Но стоит сочувствующему неосторожно обронить: «Что ж ты сам-то не поостерегся?», как моментально следует протест, и недавнее братание может закончиться ссорой. Если же прямо до словесной перепалки не доходит, то начинают костерить друг друга за глаза, обвиняя в неблагодарности, либо непонимании, либо жестокости.

Человек, находящийся в возбужденном состоянии, раздражается от малейшего звука, от клочка бумаги, подхваченного ветром, от жужжания мухи или от непонравившейся мелодии, от того, что вещь лежит именно на этом месте или, наоборот, лежит не на месте. Вариациям нет числа. Стрессы имеют свойство нарастать лавиной, и потом сам не разберешь, что к чему.

Что за польза от комплексного обследования сердца и признания человека здоровым, если через несколько дней, недель или месяцев у него случается инфаркт? Болезнь притянулась страхом оказаться виноватым. Если человек занимается в глубине души самооправданием, если выискивает виновных и поливает их презрением, если ищет в испуге выхода и рисует в воображении кошмарные картины будущего, то это приводит к разрушению.

Чувство вины так или иначе приводит к заболеванию сердца. Вначале бывает лишь усталость, желание больше отдыхать, а тут как назло непочатый край работы. Затем добавляется ощущение тяжести в груди, но и на это внимание не обращают, зато открывают окно, чтобы подышать свежим воздухом, и обрушиваются на источники загрязненности атмосферы. С чувством тяжести свыкаются — не боль же. Никто не видит, что такое сердце работает уже с меньшей продуктивностью.

Подобный человек не может больше делать столько хорошего, сколько хотелось бы. Он недоволен собой, поскольку не в состоянии уже служить семье и обществу в полной мере. Незаметно прибавляется обвинение, которое начинает поставлять поводы для обвинения других. Силы продолжают таять.

Человек начинает подстегивать себя, тонизировать, суетиться, спешить, работать сверхурочно. Поначалу положение как будто меняется, но это лишь внешне.

Цель жизни — идти в будущее. Тот, кто боится за будущее, старается уже сейчас достичь как можно больше и как можно быстрее. Растет страх «не успею», а также чувство вины «не успею», и в один критический момент включается самозащита — упрямство, сопротивление, явно выраженная злоба.

Людям необходимо осознать, что потребность идти вперед — это прежде всего потребность духа. Физическая потребность является лишь отражением движения духа. Если мы, поняв сущность жизни, учитываем физические потребности своего тела и разумно эти потребности удовлетворяем, то жизнь оказывается в равновесии, и движение вперед происходит быстро и легко. Достижения возрастают, становятся более оптимальными. Тогда и здоровье у нас хорошее.

Если же мы заболеваем в погоне за материальным благополучием, значит тело подало нам сигнал, что мы поступаем неверно. Оно не слушает, когда мы объясняем, что другие хотят, другим надо, другие требуют, я же делаю хорошее. Если тело заболело, значит, я сделал плохо.

Мы не умеем правильно мыслить, не умеем правильно работать, не умеем правильно ставить цели, не умеем правильно жить, потому что не знаем самих себя.

Каждый дух непрерывно трудится на благо истинно хорошего в мировом масштабе. Если человек с его неверным мышлением не знает, что делает дух, не знает, что имеется постоянная помощь, нужно лишь ею воспользоваться, то он вбирает в себя чувство вины, которое будет искать выхода, пока не перерастет в злобную борьбу за хорошее.

А дух все ждет и по-доброму предлагает более простое решение.

Кто научится правильно мыслить, тот перестанет выступать в роли пастуха, кнутом погоняющего стадо.

Рассудительный человек подобен вожаку, выступающему во главе стада.