Vitamins, Supplements, Sport Nutrition & Natural Health Products

Истребление страха

Если нет любви, жизнь теряет смысл. Бессмысленность толкает к рюмке. Так топят душевную боль, вызванную отсутствием любви, поскольку освободить ее не умеют или бывает уже так поздно, что все теряет смысл.

Алкоголь — самое доступное средство для притупления душевной боли. Такой человек не понимает, что его страх уничтожает чувство собственного достоинства. Похмелье есть страх и нежелание видеть вокруг себя красоту, коли у самого все плохо. Наутро после попойки ущемленное чувство собственного достоинства подгоняет человека напиться до такого состояния, чтобы не думать об обидах и обидчиках. Тело помогает достижению этой цели путем уничтожения клеток мозга. Так из страха незаметно образовалась злость на других и на самого себя.

Страх меня не любят преподносит очень разные уроки. Вот еще пример: человек изо всех сил спешит домой сказать своей избраннице, что любит ее, а на пороге чувствует, как слова застывают на устах. Или, если слова высказаны, то из них исчезла нежность и сила любви. Чаще в роли приходящего выступает мужчина, а в роли ожидающего — женщина.

Мужчина не помнит, что еще недавно он спешил прочь из дома, так как не сознавал, что домашняя атмосфера давит, угнетает, изводит его. Он нуждается в любви и потому приходит снова и снова за любовью. Он хочет, чтобы жене было хорошо, потому что тогда будет хорошо и ему, но и этого он не умеет понять. Ни он, ни она не в состоянии освободить свой страх. В лучшем случае мужчина бранит жену, мол, ты себя не щадишь, зачем упахиваешъся, ведь можно жить иначе и т. д. Либо женщина говорит мужу то же самое.

Эти слова, как полагают, являются проявлением нежности, а значит любви. Но все равно это не так — современная женщина ждет больших красивых слов и моментально распознает неискренность. Слова, не достигающие цели, становятся фальшивыми, и от них как говорящему, так и адресату делается не по себе. Преградой для хороших мыслей, слов и деяний служит стена страха. Говорящий ощущает свою беспомощность, слушатель — свою никчемность. В результате возникает страх выражать себя словами. Появляется новый непреодолимый страх — лучше не раскрывать рта, все равно брякну не то. Любви причиняется боль, но любовь еще сохраняется. При мысли об ее утрате возникает чувство ужаса. И рука тянется к бутылке. Это — путь самоуничтожения.

Если же и это не помогает, а вскоре не поможет и это, то человек принимается глушить душевную боль успокоительными средствами либо наркотиками.

Такие люди говорят, что живут для других, но не видят того, что, губя себя, причиняют другим душевную боль. И если им сказать об этом, у них; в глазах вспыхивает жестокая искра мести. Алкоголь дает возможность откровенно, безо всякого чувства стыда излить свои чувства и затем отстаивать их с глупостью пьяного человека. По правде говоря, хорошо, что человек смог высказаться. В своей речи пьяный высказывает свою правду. Так он преодолевает свой страх меня не любят, когда я честный. Страх меня не любят мешает человеку быть откровенным.

Кто сумел преодолеть эту форму самообмана либо, наученный алкогольным кошмаром, страшится ее, поначалу становится прислужником любви. Такой человек боится самоуничтожения. Желая угодить другому, он начинает выслуживаться, заботиться, раболепствовать.

Человек с властным характером глядит на такую суету с улыбкой превосходства и позволяет прислуживать себе без намека на благодарность. Ему нравится раболепство другого, нравится снисходительно гладить раба по головке, когда на то есть настроение, и разыгрывать из себя добродетель, но при всем том он будет испытывать презрение. Он тоже не понимает, что делает этим плохо. Он мог бы исправить ошибку, коли другой не умеет, но и он не знает, как это сделать. На самом деле он презирает не самого человека, а неестественность ситуации, однако свое презрение адресует унижающемуся. Сам того не сознавая, властелин желает освободиться от унижающего его самого состояния, поскольку оно делает его слабым, но делает он это, попирая чувство достоинства раба. Происходит ли это мысленно, словесно или физически — зависит от разных обстоятельств. Покуда не освободить стрессы, результат будет непременно обратный ожидаемому.

Прислужнику любви, будь то женщина или мужчина, невозможно дать столько любви, сколько ему требуется, ведь он хочет ощущать, что его не любят.

Любовь есть свобода, а не обладание.

Любовь есть благословение, а не прислуживание.

Человек, чей рабский страх меня не любят возрастает, несмотря на прислуживание, ожесточается и становится привередливым. Любая его фраза звучит театрально-покорно, вызывая раздражение, и на его просьбу: «Дай мне попить» — так и подмывает ответить: «Не дам!»

Такое поведение приводит к тому, что другая сторона начинает метать громы и молнии, ибо человек, не терпящий унижения и унижающихся, не в состоянии владеть собой в подобной ситуации. Или, например, если от чистого сердца предложить привередливому рабу вкусное блюдо, то он поднимет упавшую крошку, всем своим видом показывая: «Ах, много ли мне надо». Выскажет ли он эти слова вслух или нет, но они возымеют свое действие, и у другого портится настроение. Напряженность продолжает расти.

Привередливый человек всегда может сказать: «Я ничего плохого не говорил, а он, видишь ли, обиделся. У меня уже нет права и слово сказать или что-либо сделать!» Так мало-помалу страх меня не любят превращается в оружие.

Злоба на самоуничижение, поскольку с его помощью ничего не добился, заставляет теперь унижаться и идти клянчить с согбенной спиной. В одиночку Вам просто не справиться. Унижая себя, Вы разрушили нормальные человеческие отношения и разозлили другого. Теперь Вы вынуждены обратиться к нему за помощью. А лучше было бы испросить прощения у своих ошибок.

Недавно в ходе лекции один мужчина с иронической усмешкой спросил меня: «Что это вообще за штука — страх!» Вся аудитория должна была тут же оценить, что есть на свете человек, которому неведомо это чувство. На деле же он выпятил свой страх кто-то сомневается в моей смелости. Его презрительное превосходство говорило само за себя. С такими в разведку не ходят. Внешняя удаль всегда подкрепляется алкоголем. И тот мужчина также не был исключением.

Злой мужчина — слабый мужчина. Ему нельзя доверить важное дело. Он может в самый критический момент, например, от злости даже умереть, и важное дело останется незавершенным. Эта истина относится и к злым женщинам.

Дорогие прислужники любви! Простите своему страху меня не любят, тогда он Вас покинет. Вы сами взрастили его до уровня злобы, и ему плохо у Вас в плену. Когда нет страха меня не любят, то нет и страха, что мою любовь не принимают.