Vitamins, Supplements, Sport Nutrition & Natural Health Products, Europe

Что такое преступление?

Неукротимый в своей буйности мужчина — это человек злой. Это настолько очевидно, что никому не придет в голову доказывать обратное. Образно выражаясь, это словно ушат злобы, что выплескивается в лицо другому. В подобной ситуации никто не видит, что потерпевший от руки разгневанного сам навлек на себя это испытание. Люди не понимают, что случайностей не бывает.

Пытались ли Вы когда-нибудь подсчитать, сколько сотен раз на дню один хороший человек может недовольно брюзжать, ворчать, укорять, высказывать оценку, сердито спрашивать: «Почему это так? Почему то эдак? Почему ты не сделал так ? Почему тот не сделал эдак? Почему это глупо? Почему то не умно?» И так далее и тому подобное.

И заметьте, как по-разному можно эти вопросы произносить. Произносятся ли они требовательно, зло, спокойно, резко, панически, жалобно, раздраженно, завистливо, плаксиво, уныло, с ненавистью, ядовито, иронично — за всеми этими вопросами скрывается обвинение. Эти неисчислимые обвинения падают, словно капли воды, и вырастают в море, которое затопляет все вокруг, но этого хороший человек не видит. Он видит тот ушат с плохим, и его оценку не поколебать.

Солдат убивает врага из огнестрельного оружия. Смерть наступает быстро, без мучений. Обвиняющий убивает своих близких обвинениями, муча их десятилетиями.

Существует еще одна категория хороших (злых) людей, которым свойственно таращить глаза на мир с недоверием, подозрительностью и критичностью. В этом они подобны тихо сочащейся по скале влаге, что в глубокой расщелине разливается вдруг неизвестно откуда взявшимся озером, спокойным, красивым, загадочным, но и опасным. Сами они воспринимают себя уравновешенными, как, впрочем, и другие, однако в их присутствии чувствуешь себя как угодно, только не хорошо. Их вечно напряженное, как натянутая струна, состояние делает больными как их самих, так и окружающих, особенно домочадцев. Когда именно у каждого из них переполнится чаша страданий, это уже отдельный вопрос.

Самооценка таких людей, а также оценка, даваемая другим, непоколебима, как скала. У них часто встречается тиреотоксикоз — их отношение к миру, неотъемлемой частью которого являются такие люди, токсично, а проще говоря, ядовито. Большие красивые глаза — участники зрительного общения — могут при разрастании этой злобы незаметно превратиться в выпученные. Это является атакой. Такой взгляд трудно вынести.

Одним из видов обвинения является оценка. «Что в том плохого, если я высказал свое мнение, — удивляются люди. — Я же не хотел плохого! Ему (ей) следует измениться». Дающий оценку должен понимать, что его оценка субъективна, а не объективна. Отрицательная оценка без конструктивного совета является вульгарным обвинением.

Например, когда учитель оценивает ученика на основе его знаний, то это — объективное оценивание знаний. Очень немногие из учителей способны сохранять объективность, поэтому сегодняшняя школа является трудным, зачастую непреодолимым препятствием на пути у детей, ставших особенно чувствительными. И дело не в учебной программе, а в несправедливости.

Дома дети протестуют против школы, а в школе — против дома. Высказывать правду в глаза дело сложное, к тому же ребенок — существо беззащитное. Без учителей худо-бедно обойтись можно, но как обойтись без родителей? Поэтому учителя не смеют и рта раскрыть в защиту детей: армия родителей многочисленней, и учитель непременно потерпит поражение. Родители же с большой охотой костерят школу, не понимая, что без школы, без учебы дети становятся в жизни пустым местом. Обеим сторонам недостает понимания, зато хватает ошибок.

Покуда существует право большого и сильного, потерпевшей стороной остается тот, кто поменьше. Но потихоньку он вырастает и в один прекрасный день начинает мстить прямо или косвенно виновнику страданий. Кому же именно? Жизнь показывает, что учителям мстят редко. Хоть мелкие проделки школьников и стали сегодня более жестокими, но в основном впоследствии школу поминают добрым словом. В отношениях с родителями наблюдается обратная тенденция.

Причиной детских болезней является семья. Школа их усиливает.

Одной из наиболее болезненных форм оценки является сравнение. «Он лучше тебя! Почему он может быть хорошим, а ты не можешь?» — говорят ребенку. После такого он либо впадает в депрессию, либо начинает гневно протестовать. Зачастую подобное сравнение начинается сразу после рождения второго ребенка. Новорожденный лучше, чем старший ребенок! Мальчик лучше, чем девочка! Ребенок нынешнего мужа лучше, чем ребенок бывшего мужа! Дети терпят от родителей чудовищную несправедливость и унижение. И дети вынуждены сносить это только потому, что явились любить этих родителей и исправлять их ошибки. Оттесненность ребенка на задний план может стать источником ревности, которая впоследствии испортит взаимоотношения между сестрами и братьями. Ребенок ощущает, что принадлежит к менее полноценному полу, и его отношение к противоположному полу под воздействием злобы начинает принимать искаженный вид. Из него вырастает человек, унижающий противоположный пол.

Отринутый ребенок нередко ищет смерти. У меня на приеме даже трех-четырехлетние малыши согласно кивали, когда я говорила, что ведь ты, миленький, хочешь умереть, потому что чувствуешь, что тебя не любят, поскольку тебе говорят, что ты плохой, даже когда тебе очень-очень хочется сделать хорошее другим, а другим это не нравится. Дети утешают себя воображаемыми сценами, где они лежат в гробу, чтобы в родительском плаче найти подтверждение тому, что те их любят.

Когда родителей связывает любовь, подобная ситуация исключается. Не ищите недостатков в детях, а ищите в себе. Поставьте себя на место ребенка и только тогда скажите, легко ли ему приходится. Для осуждения ума не надо, но надо пытаться понять. Нет чувства страшнее, чем то, что твоя любовь не нужна, что ты сам не нужен. Дети должны ощущать любовь на каждом шагу. Родителям запоминаются мгновения собственной нежности, но не запоминаются случаи, когда они отталкивали от себя ребенка. А просить прощения у ребенка кажется им ненужным, даже унизительным.

Даже самый хороший человек в состоянии стресса не понимает ни себя, ни других. Рядом с ним может находиться понимающий спутник жизни, который правильно мыслит и освобождает свои стрессы, но сам он в стрессе усиленно взращивает чувство вины, и при достижении критической черты ему начинает претить даже спокойствие его миролюбивой половины.

Если, желая выказать заинтересованность и любящую заботливость, второй спрашивает: «Ты куда?», то первый отвечает вопросом: «Тебе отчет подавай?» Перейдя на повышенный тон, он будет демонстративно перечислять все свои дела и планы. Сам-то он понимает, что провоцирует ссору, но ссору он желает и одновременно не желает.

Кривой улыбкой он дает понять, что хочет загладить промашку, но у второго уже глаза на мокром месте. От разросшегося чувства вины первый выискивает виновных и каждое слово воспринимает как обвинение. В свою очередь, второй от страха меня не любят стал настолько робким, что боится предстать в чьих угодно глазах человеком, способным на обвинения. Ни та, ни другая сторона не в состоянии понять происходящего, и стена между ними становится толще.

Покуда оба не освободят чувство вины, они будут относиться друг к другу с настороженностью. Настороженность есть страх, а страх притягивает то, чего боятся. В итоге душе наносятся все новые раны. Хорошие слова, произнесенные с обвиняющим тоном, остаются обвинением. Извинение и обсуждение ситуации уменьшают возникшую боль.

Если этого не сделать, то возникнет момент, когда тот, кто был ранее обвиняющим, должен будет на своей шкуре узнать, каково это, когда тебя обвиняют без причины.

Если сказать мужу с женой, что они совершили ошибку, то реакция будет явно различаться. Муж думает: «Что я натворил!» Жена думает: «Что он натворил!»

Если муж освободит свое чувство вины, то его перестанут обвинять. Ему не нужно искать оправданий, которые переросли бы в обвинения. Если жена освободит чувство вины, то ее обвиняющая натура перестанет искать изъяны в муже и в мире. Тогда у обоих в душе воцарится покой.

Когда человек постоянно ощущает недовольство другого, то у него притупляется заботливость, ласковость, нежность. Он ощущает себя виноватым, поскольку не умеет сделать так, как хочется другому. В итоге возникает защитная реакция в виде духа противоречия, сопротивления, нападок. Часто говорят: «Я была с ним хорошей, а вот он...» Прошу прощения, но это Ваше личное мнение. Не потому ли Вы были с ним хорошей, чтобы и он с Вами был хорошим. Вы выторговывали любовь, чтобы затем требовать ответной платы. Подумайте и исправьте свои ошибки хотя бы для самой себя, чтобы излечить по-умному душевную боль, а не полагаться лишь на целительные свойства времени.

Хоть пословица и гласит, что время залечивает раны, но если вдуматься в смысл этих слов, то время дает нам лишь время. Ничего иного время само по себе сделать не может. Делать должны мы сами. Можно попытаться приглушить душевную боль, запретив себе думать о том, что было, но это не излечение, а самообман.